Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:

Статьи

Правила
Нац. программа

Михаил ГАЛИНОВСКИЙ: «Своим учителем в судействе считаю Юрия Карандина»

Михаил ГАЛИНОВСКИЙ: «Своим учителем в судействе считаю Юрия Карандина»
Михаил ГАЛИНОВСКИЙ: «Своим учителем в судействе считаю Юрия Карандина»
  • 3 июня 2014 11:06
Количество просмотров: 2373

Михаил Галиновский. Родился 29 октября 1948 года. Судья всесоюзной, всероссийской и международной категорий. В 1975-1998 гг. судил матчи чемпионатов СССР и России, с 1989 г. судил международные матчи, в том числе чемпионат мира-1994. На Кубке Канады-1987 был судьей на линии.

Известный новосибирский рефери Михаил ГАЛИНОВСКИЙ сейчас работает инспектором в Континентальной лиге и, можно сказать, передает свой богатый опыт российским судьям. А рассказать ему своим молодым коллегам есть о чем: в его спортивной биографии матчи чемпионатов СССР и России, мировое первенство, а после Кубка Канады-1987 ему предлагали контракт в НХЛ.

– Михаил Львович, вы долгое время сами судили, теперь работаете инспектором в КХЛ. В какую сторону в последнее время меняется уровень судейства российских чемпионатов?

– Я вам скажу, что во все времена – и когда я судил на линии, и когда главным – много хороших судей в нашем чемпионате не было. Два-три, ну четыре от силы. Суперрефери, которые могли работать на любых матчах, например, ЦСКА – «Спартак» в Лужниках. Сейчас – то же самое. Есть шесть-восемь арбитров в КХЛ, которым можно поручить любую встречу. Остальные уступают: кто чуть-чуть, кто – побольше. Я лично считаю, что, когда матчи в хоккее стали обслуживать два главных судьи, работать стало намного проще, легче физически. Раньше мне требовалось бежать от красной линии за игроком до следующей красной – 60 метров. И так до тех пор, пока не раздавался свисток. От такой беготни можно было с ума сойти, особенно под занавес карьеры. Сегодня на играх работают два главных арбитра, которые делят площадку и полномочия. Соответственно, повысилось и качество судейства. Меньше стало пропусков удалений, уровень растет.

– И теперь судьи, по крайней мере те, кто работает в КХЛ, – профи. А вы считались любителем и вынуждены были совмещать хоккей с работой...

– Да, я работал всю жизнь… Но и сейчас в КХЛ всего четыре профессиональных арбитра, которые работают на контракте. Остальные любители, трудятся по договору. Это совершенно другое дело. И самое страшное – это отсутствие соцпакета. Судейство ведь невечное. Ну если тебе здоровье позволило, дотянул до 50 лет. А потом что? Ни профессии, ни пенсионных накоплений… Хоккей у нас сейчас профессиональный, в него вкладываются огромные деньги – даже по мировым понятиям. Игроки получают суперконтракты, а судьи должны думать о куске хлеба… Это неправильно.

– А почему КХЛ не хочет взять всех судей лиги на профессиональный контракт? Денег нет?

– Как всегда, судейский вопрос стоит последним и на нем экономят деньги. Так было и в советское время, и в постперестроечное, и сейчас. Мне уже 66 лет. Я каждый год над этим вопросом бьюсь, говорю, но никак не проходит.

– Чье все-таки было решение: доверить обслуживание матчей КХЛ арбитрам с иностранной пропиской?

– Так решили сами клубы лиги. Когда начинаются стыковые игры, понеслось: «Васю не хотим, хотим Гришу». И так далее, в этом сезоне чемпионат обслуживали два иностранца: финн Ренн и Балушка из Словакии. Но Балушка, так скажем, не очень высокого класса рефери, но других в Словакии просто нет. Хотели взять чеха Ержабека, который работал на чемпионате мира в Минске, но его не отпустила местная федерация. Рассматривали кандидатуру шведа Виннерборга, который работал в НХЛ, но скандинав не хочет сюда из-за семьи: говорит, что наездился уже в Америке. Плюс в Швеции он один из двух арбитров, которые на контракте. А брать из Европы людей такого же уровня, как и у нас, нет смысла.

– А североамериканских арбитров не хотели привлечь к обслуживанию матчей?

– Во-первых, там арбитрам платят совсем другие деньги. Во-вторых, НХЛ никого не отпускает, и работают они чуть ли до конца жизни. Плюс по завершении судейской карьеры они получают пенсию. Отсудил 10 лет – и получай. Вот, например, известный Пол Сюарт, с которым мы вместе обслуживали Кубок Канады-1987, получает $132 тысячи в год, а я – 15 тысяч рублей в месяц. Есть разница?

– Надо было в НХЛ уезжать.

– Надо было остаться, когда предлагали. Но в то время был Советский Союз, а я был патриотом и коммунистом. А в 1987 году мне действительно предложили контракт на три года в НХЛ – лайнсменом.

– И что все-таки остановило?

– Тогда я был не готов. Сейчас, конечно бы, уехал. Честно скажу. Что пугало? Язык немного знал, практика большая была. Но как-то тогда еще не принято было уезжать. Начиная с 1989 года хоккеисты начали бежать на Запад. В основном игроки... Я решил посоветоваться с руководством. Сказали, приедешь в Союз, обсудим. Но так вопрос и замяли.

– Когда на вас в НХЛ глаз положили? На Кубке Канады-1987?

– Думаю, по совокупности заслуг. Я же еще чемпионаты мира судил. Меня все знали. Со всеми общался, дружил. И с Дэйвом Кингом, и с исполнительным директором профсоюза игроков НХЛ Аланом Иглсоном, который организовывал Кубки Канады. И с тогдашним комиссионером лиги Джоном Зиглером. Нормальные мужики все были.

– С канадскими коллегами дружили?

– Да. С Кохарски, конечно, нет. Он был таким антисоветски настроенным товарищем. С ним было сложно. Там другие были друзья: Андерсон, Рон... Я и в гости к ним приходил, приглашали.

– Кохарски на самом деле открыто помогал канадской сборной на Кубке Канады–1987?

– Я вам так скажу: хоккей в Америке не спорт, а бизнес. Потом, и местные арбитры были люди зависимыми: они работали в НХЛ, получали хорошие контракты... Немножко помогли своим (улыбается). Не скажу, что сильно. Но в концовке пару раз не удалили своих в нужный момент, и все, конец игры. Они забили, а мы – нет. И финиш. Чиновники потом спрашивали: «Что ты нам, Миша, не помог?»

– А наши спортивные чиновники на вас во время Кубка Канады не давили, не требовали «помочь» советской сборной?

– В наших газетах по крайней мере писали, что я должен был в финале «свистнуть», помочь своим. Ну а как я мог зафиксировать нарушение там, где его не было? Кстати, я пробовал в некоторых матчах «поработать» в пользу наших. Но стоило мне оказать благосклонность советским хоккеистам, как сразу канадцы отвечали тем же в сторону своей команды. Они же все профессионалы. Опытные. Видят, что дядя Миша творит что-то не то. Нет, такой вариант не проходил…. Впрочем, наши чиновники тоже сказали по завершении турнир: «Что ты нам, Миша, не помог?» Спрашиваю: «А как я вам мог помочь?»

– И все ограничилось порицанием?

– Был еще один непонятный случай. Мы тогда были должны улетать вместе со всей делегацией домой. Но я жил в Торонто один, а команда в другом месте, в отеле «Шератон». Собрал вещи, взял такси, поехал в аэропорт. Приезжаю. На наш рейс в Москву – через Лондон – никого нет. До вылета 40 минут. Подхожу на регистрацию, спрашиваю: а сборная СССР по хоккею летит? Говорят, они сняли бронь на этот рейс. Что делать? Тогда же не было ни мобильных телефонов, ничего. Приехал обратно в свою гостиницу. Там еще не уехали судьи НХЛ: Говорят: «О, Майкл, ты что, вернуться решил?» Посмеялись, меня вновь заселили в эту гостиницу. И я рванул к нашим, в «Шератон». Приезжаю, наши сидят как ни в чем не бывало. Говорю, как же так, хотя бы позвонили. А мы, говорят, про тебя забыли. Вылет, оказывается, они перенесли на два дня, чтобы можно было еще деньги потратить, погулять. А про меня просто не вспомнили. Типа судья, кому он нужен. Такое отношение всегда было. Так что лучше ездить отдельно от команды.

– Ну теперь арбитры себе могут позволить путешествовать в одиночку?

– Да, конечно. А раньше я ездил на все соревнования с командами. С командой едешь, сидишь за столом, все свои были…

– А потом приходится их судить. Чувство, наверное, не очень приятное.

– Да нет, все нормально шло. Тогда народ немножко другой был, чем сейчас.

– Кого считали своим учителем в судействе?

– Юрия Карандина. Я судил до него три сезона, но особых высот не достиг. Пока он не взял меня к себе и не начал меня учить, я бы даже сказал, строить...

Тогда на выезде для судей не было одноместных номеров. Обычно селили в пансионате ЦСКА, все удобства по коридору в конце… И вот Юрий Павлович с утра до вечера меня воспитывал. Практически каждый день. Просто он человеком был все-таки своеобразным. Не все с ними могли вместе работать и даже жить. Был строгих нравов, к каждой игре готовился всегда как игрок: спал всегда перед матчем, питание по расписанию. Юрий Павлович уже в то время был профессионалом. И как судья был шикарным, я считаю, что лучше него до сих пор нет.

– Питерская хоккейная судейская школа всегда славилась. Вы, Якушев… Сейчас вы кого видите продолжателем традиции? Может быть, Юрия Цыплакова?

– Я вообще-то родом из Новосибирска, но уже 30 лет в Питере живу… В настоящее время у нас действительно очень плохо с судьями: и с главными, и с помощниками. Мы представлены в КХЛ всего двумя главными – Юрием Цыплаковым и Алексеем Васильевым и тремя лайнсменами: Петром Алешиным, Александром Нестеровым и Юрием Ивановым. И никак не можем найти четвертого. Не можем найти и главного судью в ВХЛ.

– То есть сейчас на ваш уровень никто не сможет выйти?

– Пока нет. Цыплаков получил очень тяжелую травму, которая помешала его дальнейшему росту. Конечно, первое время Юра побаивался работать. А как иначе, когда тебя всего разрезали: от шеи до пупка? И потом, Цыплаков имеет характер слишком спокойный: хорошим был игроком, но не бойцом. А в нашем судейском деле тоже надо быть бойцом. Для больших дел он мягковат. И его возраст подпирает.

– То есть придется ждать уже следующего поколения?

– Не знаю, мы над этим вопросом работаем в федерации, но пока ничего не получается. В нашем судейском корпусе сейчас всего два центра: Москва и Челябинск. Только они арбитров выращивают. А у нас скудный выбор…

Игорь ГУРФИНКЕЛЬ,  «Спорт день за днем»